zeftera.ru.

В Ливии не было восстания против Каддафи?

c1520ff9

Муамар Каддафи Во Франции вышла книжка, которая заявляет, что войну против тирана разыграли по раньше построенному сценарию

Бернар Анри Леви — символьная фигура во французской верхушке. Впрочем он открещивается от политики, данный беллетрист играет значительную роль в избрании французских дипломатов, боевых, правительства и вице-президента республики. Собственная дружба с Николя Саркози сделала возможным этому «огненному поборнику гражданского права» организовать визит никому не популярных ливийских оппозиционеров в Рим, достичь признания их Францией, организовать обеспечение бунтовщиков ружьем в несоблюдение резолюции СБ НАТО и, в конечном счете, начать процедуру ­НАТО по свержению режима Каддафи.

В книжке «Немилая ­битва» беллетрист сообщает о том, как он смог убедить Николя Саркози кинуть весь федеральный инструмент Франции на войну с Муамаром Каддафи. В эти дни, выступая перед агентами иудейских организаций Франции, Бернар Анри Леви пояснил им, что лично он 8 лет занимался свержением полковника не только лишь как британец, верующий в многогранность принципа гражданского права. Он сообщил, что планировал на самом деле обосновать собственную приверженность «сионизму и Израилю», что навлекло на него критику аравийской прессы.

Выдержки из не так давно размещенного, на самом деле, журнала сочинителя о его «немилой битве» предоставляют представление о механизмах компании интернациональных гуманитарных вооруженных интервенций под защитой НАТО.

24 марта (когда демократии дремлют)

Саркози судит. Обама протестует. Ко всему еще публикации, которые нам поясняют, что Каддафи, вполне может быть, и не так плох? Вполне может быть, он поменялся, отказался от экстремизма? И теперь он элемент священной системы областной устойчивости, данной мысли фикс дипломатов?.. Как можно сообщить войну подобному человеку? Весьма необычная данная амнезия. Это стремление «уберечь человека», который еще 3 месяца назад на саммите ЕС — Африка говорил, что неплохо, когда «слабые прибегают к терроризму».

Я не могу забыть, как в процессе госвизита в Рим Каддафи находился в зале заседаний с застывшим лицом с некоторым женским тюрбаном на голове, со схлестанными руками… Вспоминаю Саркози, стоявшего за ним, который склонился к нему (а тот даже не повернул головы) и наговаривал ему в ухо довольно оглушительно, чтобы уцепили громкоговорители, что-нибудь вроде «я рад вас взять». Это омерзительно и бесчестно.

Пришла «зима» в Ливию, и не только лишь в Ливию, однако закрыла весь аравийский мир, а мы, европейцы, а в особенности французы, осуждены ничего не делать… Это 2-ое по значительности мероприятие за падением Берлинской стенки для людей нашего поколения, и то, что мы не откликаемся, — это бесчестье.

Эти художества на стене ливийских зданий еще раз подтверждают: от всенародной любви до нелюбви 1 шаг… (на чертеже изображены сам генерал, его сын и начальник его разведки).

Суббота, 5 мая (появление Переходного государственного совета)

Данный Абдель Джалиль (грядущий глава Переходного государственного совета Ливии. — Ред.) не позволяет мне спокойствия. Я шарю по всем моим поисковикам, не понимая, как в точности пишется его фамилия… Он был министром юстиции у Каддафи в 2007 году и в 2009 — 2010 гг. внутри системы проводил кампанию за избавление политзаключенных. Он — первый функционер страны, который 15 марта пристал к революции. И я осознаю, изучая североамериканские телеграммы из «Викиликса», что данный податливый шиит больше догмат, однако «открытый к разговору»…

И вот в конце концов мне представляют (в Бенгази. — Ред.) Мустафу Абдель Джалиля: небольшой, умеренная ухмылка, взгляд неясного орла, кратко обстриженный с залысинами, прекрасно сшитое серое пальто, которое он не снял даже в процессе диалога на паре… Абдель Джалиль меня рассматривает с интересом, сердящим. Что я за вид, которого он не знает, чтобы предоставлять ему связать его с вице-президентом 5-ой мировой державы? Может, я политик, корреспондент либо шпион… В Ливии эти группы имеют собственные права и лимиты. А здесь «интеллектуал», который кроме того знает Николя Саркози, однако не входит в его партию. Пожалуй, желает меня исследовать, сделать звонок, а кому? В середине он говорит: «Ну прекрасно, я согласен. Соединитесь с вашим вице-президентом и скажите ему, что Каддафи больше не в состоянии представлять мой народ. Единственные легальные представители, которые должны быть объявлены НАТО, располагаются тут».

Суббота, 5 мая (звонок Николя Саркози)

Как сделать звонок из Бенгази по плохой связи главе республики, с которым ты не сообщал несколько месяцев?.. И вдруг фортуна: после нескольких сек музыки меня сочетают с Николя Саркози.

- Я в Бенгази, г-н вице-президент.

- А,- говорит он, будто бы это неплохо, что я ему названиваю. — Как там дела? Как ты?

- Я вынужден огласить тебе что-нибудь значительное… Я только-только принимал участие в самом важном мероприятии, рождении Бенгазийской коммуны… Я находился на разработке Совета штатской оппозиции Каддафи. Моя мысль — завести в Рим делегацию данного совета… Согласишься ли ты их самих взять?

Ответ вице-президента:

- …Я здесь подумал и с превеликим удовольствием возьму твоих приятелей.

- Это далеко не совершенно мои товарищи. Это будет рывок, который вызовет реакцию в мире.

- Вот я и говорю, — отвечает он, — с превеликим удовольствием возьму. Побеседуем про это по возвращении.

7 мая (Загробный дворец)

И вот я в Загробном дворце перед вице-президентом, с которым меня объединяют особенные отношения.

Он, с одной стороны, человек, за которого я не избирал и не буду избирать в 2016 году. И в то же самое время между нами — дружба, которая стартовала с его первых выборов 28 лет тому назад градоначальником Нейи. Я был именно избирателем Нейи, и он позвал меня на обед… Я пришел во дворец и отныне внимательным образом на него гляжу, когда он приглашает меня присесть наоборот него в его большом офисе. Я говорю ему о Бенгази, о тайном Абдель Джалиле, о Переходном государственном совете, о французских флагах на карнизах. Судьба аравийской осени сегодня определяется в Ливии.

- Как аккуратна твоя информация? — вопрошает он.

- Это далеко не просто научное мнение, — настаиваю я, — это заблаговременно заявленная резня. В Бенгази все убеждены, что в случае если легионы Каддафи зайдут в город, то прольются речки крови… В случае если будет резня в Бенгази, ее кровь запятнает французский знак.

- Это прекрасно, — говорит вице-президент, — не станем терять времени, это свидетельство отчетов, которые я обрел. Образование бесполетной зоны, логично, опоздало, однако целевые удары по четырем ­аэропортам, откуда поднимаются военнослужащие воздушные судна в купе с нарушениями их связи, — это на самом деле вполне может быть решением… Ударов по Сирту, Себа и Баб-аль-Азизе должно хватить. Нужно действовать оперативно.

Перед вице-президентом нет абсолютно никаких записей, однако я осознаю, что он в курсе всех дел.

- Однако вначале Переходный государственный совет. Я дал собственное согласие взять их представителей, и я их возьму. Однако на каком уровне их считать? Есть еще одна общественно-политическая неприятность: Франция не в состоянии не менее действовать в одиночку.

- Неужели, — говорю я. — Так как 3 аэродрома…

- Даже 3 аэродрома невозможно бомбардировать без согласия сторонников, — усмехаясь, говорит он. — Было бы ошибочно повторить такую же оплошность, что и Буш в Ираке. Данного не извинили бы ни Франции, ни мне… Однако прекрасно, в обозримую субботу будет встреча европартнеров, а 14 мая саммит «восьмерки». Мы не станем ожидать до G8, мы достигнем европейского консенсуса и с ним выйдем в НАТО.

- Если не включится?

- Включится, — отвечает Саркози. Он замечает мои колебания и вопрошает с неподдельным изумлением:

- А кто может ­пикнуть?

- Ну я не понимаю. Может, Берлускони, Меркель?

- У нас с Ангелой Меркель прекрасное понимание.

- А ваш министр зарубежных дел Жюппе? Он обязан быть против данной ливийской истории. В случае если я могу себе позволить совет: все делать отсюда, через дипломатичную службу Загробного дворца и не рассуждать никому, предохраняя все в тайне, даже от МИДа и Жюппе.

Саркози отвечает, будто бы он не все знал:

- Для чего необходима политика, в случае если не для того, чтобы помнить уроки истории и не делать из них нужные выводы? Я не буду себя вести, как Миттеран, я не буду вице-президентом, при котором позволят пропасть ливийскому народу.

Я вспоминаю 2007 год. Он не сообщал тогда о Ливии, конечно же, однако он сообщал о независимости народа в общем… Тогда я его не утвердил серьезно, и все, что он сделал с того времени, включая бестактный прием Каддафи в 2007 году, меня в данном уверяло. Также, как и то, что он не утвердил никаких твердых шагов в Дарфуре, только имитировал размещение к Грузии и снова протянул руку Путину. Однако в словах «Я не буду вице-президентом, позволяющий пропасть ливийскому народу» было выражение искренности, которое меня сразило…

Понедельник, 10 мая (когда Франция объявила свободную Ливию)

Загробный дворец. 10 часов. Струсившие ливийцы. Праздничная обстановка. Саркози в компании Анри Гено (спецсоветник вице-президента Франции. — Ред.), Жан-Давида Левита (дипломатичный советчик вице-президента. — Ред.) и его заместителя Никола Гале. Наоборот Или Ессауи с Махмудом Джебрилом и Или Зейданом (функционеры повстанческого Переходного государственного совета. — Ред.). Саркози, с тяжелым лицом, сконцентрирован, его непросто выяснить. Он начинает.

- Я внимательным образом смотрю за формированием мероприятий в вашей стране. Г-н Левит придерживал меня в курсе собственной поездки в Бенгази… Интернациональное объединение не в состоянии остаться закисшим перед лицом того, что делается в Бенгази и в прочих городах Ливии… Я сделал вывод, что единственное ­решение перед лицом насилия и совершаемых правонарушений — это военнослужащая процедура… Я осознал, что вы просите об урезанном по времени легком вмешательстве без наземных сил и нанесении ударов по войскам, которые штурмуют штатское население. От имени Франции говорю, что я согласен.

Однако есть еще азиатские компаньоны, надо, чтобы они не были против. Разумеется, вы должны будете решить, какая демократия будет необходима и в котором ритме вы ее намереваетесь создавать… Вы должны предоставить мне время снабдить вам помощь интернационального общества. Допустим, что Франция не обретет постановление Совета Безопасности НАТО. Прежде всего, я буду работать рука об руку с моим другом Кэмероном, английским премьером… Но в случае если за постановление не проголосуют, мы посчитаем другой метод изменить правомочность процедуры. К примеру, Лига аравийских стран (Разрыв). Я пребываю в контакте с Амром Муссой (генсек Разрыв. — Ред.). Он сделает коалицию с рядом европейцев, африканцев и Разрыв. Это хуже, чем НАТО, однако лучше, чем ничего.

Вы умеете держать секрет (меняется взглядами с советчиками)? В случае если там во дворе корреспонденты, можно сообщить все главное, что я вам заявил, помимо одного пункта: это мысль по поводу другой легитимности, если же НАТО даст сбой. Пускай это останется пока между нами…

Среда, 16 мая

Телефонный аппарат названивает. Это вице-президент. Представляется, он незначительно продвинулся в поиске нового решения:

- Ты представляешь нашего посла при НАТО?

- Есть тот, который был послом в Израиле 7 лет тому назад?

- Это весьма солидный человек, бойкий. Позавчера утром он встретился с представителем США при НАТО Сьюзан Райс, американцы себя ведут странно блекло, я их не осознаю.

Я отвечаю, что перед американцами стоит трудная цель. Однако Клинтон, как мне заявили после ее свидание с Джебрилом (один из глав ПНС), сделала на него трудное ощущение. А Роберт Гейтс (давешний министр иностранных дел США. — Ред.) условился до того в собственном изоляционизме, что тем, кто играет за силовую акцию в Ливии, место в безумном жилище. Вот отчего нужно идти ва-банк. Вероятно, нас ожидает поражение, однако никто не может сообщить, что мы не предприняли попытку.

- Что подразумевается?

- Обогнать весь мир, установить перед прецедентом. Американцев прежде всего. Ну и русских, которые готовятся представить постановление, которая обойдется лишь предложением перемирия. Вот отчего нужно действовать оперативно и поиграть на результате нежданности.

Воскресенье, 10 мая (Бенгази)

Мой собеседник сообщает мне перечень.

- Я понимаю, что вы в контакте с вице-президентом Саркози. Можно это ему дать?

Там 4 страницы, написанные на аравийском…Сто джипов бронированных, пулеметы калибра 12,5 и 14,5, средства связи, 200 раций «уоки-токи», 2 стандартные установки, в случае если можно, 3, тыс «калашниковых», максимум сто пикапов, семь-восемь сотен РПГ-7, 4 — 5 ракет вида «Милан»… Я отвечаю:

- Я беллетрист, а не политик. И особенно не боевой. Однако я перемещу документ и передам главе республики…

13 мая (полночь, Загробный дворец)

Нас ждут 3 формальные автомашины. Никаких формальностей. Обед с Кэмероном должен быть завершен. Загробный дворец пустой. К нашей делегации выходят дипломатичный советчик вице-президента Жан-Давид Левит и боевой ассистент адмирал Пузырь. И затем без протокола возникает с вялыми глазами Николя Саркози. Он начинает:

- Дэвид Кэмерон во Франкфурте. Мы приняли решение улучшить бомбардировки. Каддафи не должен колебаться в нашей решительности…

Абдель Фатах Юнус (глава ливийской делегации) его останавливает:

- Г-н вице-президент, наша признательность останется в поколениях. Теперь мы сопряжены узами крови… Однако нам необходима помощь. Воздушные судна Каддафи прикованы на земле благодаря вам. Однако у него есть сухопутные силы, а у наших воинов ничего нет…

Отныне его останавливает Саркози:

- Мы вам помогаем. Мы назвали Переходный совет. Есть иные страны, которые поставляют то, что нужно. Либо вы полагаете, когда Катар вам помогает, он делает это без согласия всей коалиции? — Делает остановку. — К примеру, возьмем греков. Нужно объяснить Папандреу (давешний премьер Греции. — Ред.), что он нам значительно вводит трости в колеса. Невозможно мешать процедуры, в случае если ты в ней не принимаешь участие. Это напрямую как турки. Они берут внушительную обязанность перед историей, эти турки… Боже, как я счастлив, что блокировал в процессе обсуждения их прибавление к ЕС. Либо американцы. Мне весьма жалко, что они отстают, однако вы будьте размеренны. Мы с Дэвидом Кэмероном их возвратим назад в огромную игру… Барак Обама может повествовать все, что он желает. Я не осознаю, как американцы могут пояснить миру, что их там не будет. Что до вашего вопроса, останется ли данная ­битва борьбой азиатской, то мой ответ: да, останется.

Отныне что же касается средств. Я вас прошу сохранять предельную закрытость по данному вопросу. Инструкторы есть на месте. Французов, сообщающих на аравийском, вам дали довольно. В эти дни придут еще. Основной вопрос — это боевая техника, которая проходит с ними. Что вам надо точно?

Член делегации добывает из кармана перечень, который он мне давал в Бенгази, и кладет его на стол перед вице-президентом…

В Тематику

Никто уверен, что сына ожидает аналогичная удел, что и отца…

Сейф Каддафи с 2-мя миллионами долларов США

Сын ливийского тирана не сумел стащить от бунтовщиков

На аравийских каналах вышли откровения проводника, который отдал бунтовщикам из южноливийского города Зинтан сына полковника Каддафи Сейфа аль-Ислама. Того самого, что после смерти отца старался возглавить противодействие революционерам и восточным интервентам.Ливиец Юсеф Салех аль-Хотмани сообщил, что Сейф нанял его, гарантируя млн долларов США, за переброску в располагающийся рядом Нигер. Вожак принял решение, что вместо долларов он, вероятнее всего, обретет плату свинцом как ненужный очевидец, и предпочел отдать Сейфа.  Процедуру провели в пустыне в ночное время 19 декабря. Вожак уверил Каддафи, который совместно с службой охраны перемещался на 2-ух автомобилях, поделить процессия и двигаться вереницей на дистанции 3-х км. Дескать, отца подсчитали с воздуха как раз потому, что он передвигался одной колонной. Каддафи-младший договорился, и тогда воины из Зинтана сумели завоевать первый авто с проводником-наводчиком без поединка. Получить в плен 2-й внедорожник, в котором двигался Сейф аль-Ислам, не составляло труда.Рассказывают, Сейф рекомендовал за собственное избавление 2 миллиона долларов США, однако повстанцы посадили пленника в самолет и принесли в Зинтан. В самолете он задал всего 1 вопрос: «Кто меня отдал?» Но не исключено, что никаких миллионов и не было: при себе у сына Каддафи нашли всего 5 миллионов долларов США.Зинтанские не спешат транслировать Сейфа в Триполи — это их добыча, и они старательно применяют карту Каддафи в торге за посты в дальнейшем правительстве. Так как на места там в настоящее время претендуют по меньшей мере 5 прочих групп бунтовщиков. После результата с захватом Сейфа аль-Ислама бунтовщикам из Зинтана обещан значительный пост министра иностранных дел. Нет абсолютно никаких колебаний, что результатом трибунала над сыном Каддафи вполне может быть лишь смертный вердикт. На данном фоне очень плачевно прозвучали слова из Интернационального трибунала в Гааге, который в несоблюдение непосредственного мандата НАТО не требует выдачи им сына полковника, а готов только отправить созерцателей в Ливию на процесс над ним.

Юлия АЛЕХИНА

А В Этот период

В интернете вышли откровения некоторой российской девушки по имени Надежда, которая заявляла, что она была «супругой» Сейфа аль-Ислама. Будто бы Сейф снял ее в стрип-баре в городе Москва и увез в Ливию. Перед этим, согласно ее заявлению, понадобилось сгонять в Рим и сделать там процедуру по восстановлению девственности, затем Надежда утвердила мусульманство. Однако домашнего счастья не произошло. Женщина созналась, что Сейф ввязывал ее в пакетной секс и прочие непотребства. «Весь дом был наполнен его дружками, меня никто не думал владелицей», — сетует Надежда. Впрочем, принимая во внимание маловероятные условия их знакомства, непросто осознать, чем она была так удивлена. В скором времени они с Каддафи-младшим полностью рассорились, и он, по версии женщины, выкинул ее на улицу через окно.  Тем не менее, верить этим показаниям из Сети-интернет особенных причин нет.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>